Category: история

профиль

Популярные имена в Украине

На сайте рідні.орг можно поиграться с интерактивной картой имен. Она показывает популярные имена по регионам Украины начиная с 1925 года и заканчивая 1995. Оказывается, мои родители назвали меня очень популярным именем в Украине за 10 лет до того, как это стало мейнстримом :). Мало же мне пришлось ходить с редким именем и быть оригинальной)). Юлия вышла в топ (8 место по популярности) в 1980 году, а с 1987 по 1994 практически не сходила с 1й позиции в чарте :)).
За 70 лет тоже интересная динамика. в 1925 году были популярны Иваны и Мыколы, Марии и Ганны (Анна). В 1960-м стали модны Александры и Владимиры, Татьяны и Людмилы. А в 1995 году все так же лидирует Александр, но уже с Владиславом, а у женщин - Анастасия с Юлией :).

имена популярные в Украине
ведьма

Харьковские древности

Еще одна интересная выставка в Харьковском центре культуры и искусства - "Харківські старожитності", которая продлится до 10 августа. Здесь собраны рушнынкы из сел Харьковщины и современные инсталляции из предметов старины, собранных там же (лопат, серпов, сапог, рубели, дверных ручек, подков и пр. старинных вещей).


Collapse )
я

Каскад. Харьков.

Немного грустный пост. На днях в наших локальных медиа прошла информация, что один из символов города - фонтан Каскад в саду Шевченко, который несколько лет назад закрыли  на реконструкцию и на ремонт которого было выделено немало денег, реконструировать совсем не собираются. Фонтана не будет, будет просто Потемкинские ступени лестница с двумя резервуарами воды сверху и снизу. Харьковчан это конечно разочаровало и они стали выкладывать ностальгические фото с этим фонтаном. Вот и я порылась в своих архивах и нашла фото Каскада за 2008 и 2017 год.

фонтан Каскад, Харьков

Collapse )
ааааа

Грядущая реставрация совка в Украине

Советский Союз базовая ценность для Украины - советник Зеленского по языковой и информполитике
Я тут вам цитат нашел от новых кураторов по разным направлениям от Зе. Ну тех самых - "новых" лиц из "молодой" команды "реформаторов".

Знакомьтесь Александр Харебин – информационная и языковая политика. Соратник беглого младоолигарха Курченко. Того самого, которого Кремль поставил сейчас грабить оккупированный Донбасс. Харебин, после покупки Курчено Украинского Медиа Холдинга стал там членом наблюдательного совета и операционным директором. А до этого шесть лет работал на Сергея Таруту в Медиа Инвест Групп. С 2015 по 2017 был одним из замов Аласании, пока его не вытурили с его реформаторскими прожектами с отчетливым российским душком. Это тот самый Харебин который публично выступал против Томоса и украинизации страны.

Цитата из его интервью: "Украина, на мой взгляд, совершает огромнейшую ошибку, отказываясь от прошлого наследия – Советского Союза, вот того, что является базовой ценностью для Украины. Зачем мы отдали Великую Отечественную войну России? На мой взгляд, ошибка. Почему мы не говорим о русском языке как важной части сообщества украинского, граждан Украины? Мы всегда почему-то бегаем крайностями. Ощущение, что существующей нынешней политической элите выгодно переложить вину за свои ошибки, за свою неспособность – найти внешних врагов. Если ты говоришь на русском – условно говоря, ты плохой украинец или ты не украинец. Если ты говоришь что-то, говоря о коррупции, говоря о том, что власть не справляется, если ты, не дай бог, имел какое-то отношение к русским, к русском языку, к русскому бизнесу – ты враг народа. Образ врага культивируется. Он точно не про созидание."

Оказывается, Советский Союз - это базовая ценность для Украины.

Оказывается, для чувака, который будет рулить у Зе информполитикой дидывоевали - это то, от чего нельзя отказывается, ведь какая это Втроая мировая, где СССР два года был союзником фашистов? Это Великая Отечественная, где СССР и нацисты никогда не были союзниками. Это та самая ВОВ, где 70% фактов,как минимум, полностьб перевраны советскими,а потом российскими историками,не зря путин еще на 40 лет засекретил архивы тех времен. Это бессмертные полки, совково-ватные шабаши на костях давно мертвых ветеранов, и тому подобные радости которые нас ждут.

Оказывается вызовы и проблемы,которые созданы предыдущей многолетней оккупацией Россией, потом совком,потом пророссийским большинством. Те, многочисленные проблемы во всех сферах, с чем сталкивается украинское общество и егососкрипом и тяжело обновляющиеся элиты, по Харбенину вообще все просто - "нынешней политической элите выгодно переложить вину за свои ошибки, за свою неспособность - найти внешних врагов." Вот так, это просто плохая украинская власть решила, - "а давайте найдем внешнего врага! Миролюбивую и пушистую Россию. Подло нападем на них - всучим Крым и Донбасс, и этим гениальным планом прикроем наши ошибки и неспособность. Отличный план - так и сделаем!" Вот вам и позиция команды Зеленского.

Харебин считает, что слабые ростки украинизации страны, после тотальной русификации, это насаждение постмайданной властью образа того, что русскоязычные украинцы - это плохие украинцы.

Оказывается, его возмущает, что чуваков, которые на каждом углу распространяют российские пропагандистские месседжи про то, что украинская власть не борется с коррупцией, хотя это ложь, и имеющие по "странному" совпадению бизнес с россиянами, называют теми,кем они есть на самом деле - пособниками врагом.

Вот такие замечательные любители ужинов на границе для "налаживания отношений" от Зе, будут рулить ключевыми информационными вопросами в стране победивших российско-рыговских реваншистов. Россия - не враг, россияне нисколько не рогатые черти, а российские либералы так вообще душки (особенно когда у них спросишь про Украину). Я так понимаю, все это будет происходить под чутким руководством товарищей из Кремля в виде различных "правильных" и "либеральных" росссиян с наработками от путинских пропагандистов, естествено, непублично.

Готовьтесь.

black cat

Днепр. Менора.

Львиная доля времени моего посещения Днепра пришлась на здание Меноры - одного из must see сооружений в городе (пусть днепряне меня поправят, если это не так). Это целый комплекс зданий, самое главное состоит из семи башен в форме Храмового семисвечника, а также сюда входят рядом стоящая синагога и дом Пчелкина. Менора - самый большой в мире еврейский комплекс, аналогов которому нет, был открыт в октябре 2012 года. Весь архитектурный ансамбль занимает 50 тыс. кв.м, в нем разместились гостиницы, конференц-залы, музей Памяти еврейского народа и Холокост в Украине, арт-галереи, рестораны, магазины и пр. Это мое фото вечернее фото. А следующие 2 фото взяла из википедии.

Днепр. Менора

Collapse )
профиль

Музей Холокоста в Днепре

Днепр для меня город новый, в котором я никогда ранее не бывала. С учетом того, что поездка была рабочей, то много чего посмотреть, конечно, не удалось. Так что красивые виды и достопримечательности оставлю на летнее или более теплое время года. Благодаря организаторам конкурса, посетила музей "Память еврейского народа и Холокост в Украине", который находится в культурно-деловом центре Менора. Это самый большой в Украине и третий в мире музей, посвященный Холокосту. Этот новый современный музей открылся в Днепре в 2012 году, расположился на площади около 3 тыс. кв. м. Кроме традиционных витрин с экспонатами, тут много мультимедийных инсталляций, голограмм, трансляций видео- и аудиозаписей.



Collapse )
water-ski

Города и веси на букву Р

Наконец-то последняя в хэшмобе #городаивеси буква Р! И у меня опять наберется с десяток мест, которые посетила.
Итак, пожалуй самое первое место, в котором я побывала - это
1. гора Развалка, Кавказ, РФ. Я бы никогда о ней не вспомнила, если бы недавно не пришлось вспоминать Железноводск. А в Железноводске и вокруг него - куча разных гор, которые я так или иначе исходила в 80-е годы. Развалка - небольшая гора, высотой всего 926 м, но примечательна тем, что у ее подножия находится грот вечной мерзлоты, куда я, собственно, пару раз и ходила.
2. Россия (РСФСР, РФ) - тоже на букву Р :).
3. Ростовская область, РФ, 2013. Через нее ехала на Кавказ в Гудаури.

россия

Collapse )
black cat

Скенектади, Саратога-Спрингс, Скохари

Продолжу хэшмоб #городаивеси с названиями на букву С, но теперь уже заграничными. Оказалось, что я побывала сразу в 3х таких городах в США в 1998 году. Как я уже писала ранее, это был мой второй визит в Америку, связанный с работой над диссертацией. Ну, а после работы с книгами и информацией в библиотеке, я поехала из штата Иллинойс в штат Нью-Йорк проведать старых знакомых. Во время первого визита в США мы в основном дислоцировались в Олбани - там жили в семьях украинцев и американцев, учились в колледже. Поэтому я и купила билет на поезд из Чикаго до Олбани, забыв, что Олбани - это еще и название агломерации, состоящей из трех городов - Скенектади, Троя и собственно Олбани. Когда созвонилась со своей принимающей стороной, то выяснилось, что мне надо вставать на одну станцию раньше - не в самом Олбани, а в Скенектади.
А это фото сделала по совету одной барышни-эмигрантки, называется - угадайте, где я :). Ответ далее.

Schenectady

Collapse )
я

100

Не особо хотелось замечать эту 100-летнюю дату со дня октябрьского переворота 1917 года, но все же нашла некоторые интересные материалы, для себя и еще узкого круга родственников, которые публикую здесь на память.
Итак, что бы было, если бы не было этой революции? Вероятнее всего, не было бы меня :), но, возможно, были бы живы другие мои предки и еще много других людей.

Предки по линии отца были купцами. Здесь список купцов г. Белгорода на 1894 г Иван Гаврилович Муромцев, мой прапрадед, сын Гаврила Ивановича стал в дальнейшем Белгородским городским главой с 1902 по 1917.

Муромцев Иван Гаврилович

Во главе думы стоял городской голова, который избирался из представителей купеческого сословия сроком на три, а со второй половины XIX века – на четыре года. Некоторые городские головы избирались на два срока, реже три и более. Были и такие, которые по различным причинам занимали свою должность неполный срок. Как правило, городские головы были именитыми или потомственными почётными гражданами.
Тут насобирала на него всяких пасквилей. Историки - проститутки власти, поэтому в 2014 году откопали материалы одного обиженного, а другие поискать не потрудились.

[Spoiler (click to open)]ПРОТИВОПРАВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В ЛИБЕРАЛЬНОЙ ПРЕССЕ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ НАЧАЛА XX СТОЛЕТИЯ (НА ПРИМЕРЕ ИЗДАНИЯ «БЕЛГОРОДСКИЕ СИЛУЭТЫ» (1914-1915ГГ.)) К.Г. Васильченко
Серьезной проблемой российского общества, препятствующей реализации провозглашенных в Манифесте 17 октября либеральных принципов была коррупция местных органов власти. Этот вопрос привлекал внимание российской общественности и интенсивно муссировался в оппозиционной либеральной печати. Что касается Белгорода, то в указанный период здесь было одно издание либерального характера – газета «Белгородские силуэты», издававшаяся гласным Белгородской городской думы, человеком либеральных убеждений (член партии октябристов) Павлом Ивановичем Барышниковым.
По мнению П.И. Барышникова, произвол и коррупция в городских органах власти во главе с И.Г. Муромцевым имели место из-завозможности (в условиях провинциального общества начала XX в.) формализации принципов работы, заложенных в основание системы городского самоуправления. Несмотря на то, что городские думы, были выборными органами, белгородская городская дума, по выражению П.И. Барышникова «… все больше походила «на салон Муромцева». Он полагал, что механизмом такого влияния на членов думы были личные связи. Так, по данным Павла Ивановича часть гласных (количество и имена которых прямо не назывались) «с головой в карты играют и закусывают», таким гласным, по мнению Барышникова, «… язык дан специальнодля того, чтобы голову восхвалять во всякое время и на всяком месте и по всякому поводу…». «Народ у нас головобоязненный…» резюмировал Павел Иванович. В этом он видел причину того, что гласные думы не подавали запросов и не требовали никаких объяснений с городского головы. Многочисленные злоупотребления и неустройства проходили мимо внимания думы. Так было с пожарной командой, с нарами «чудесными, одержимым падучей болезнь», «смехотворной» постройкой училища, с вопросом о «безбожном» пьянстве в смысле игнорирования городскими властями необходимости ввести запрет на продажу спиртных напитков и др. Автор «Белгородских силуэтов» характеризовал такое положение как явное «попустительство со стороны большинства гласных», и задавал вопрос «Кто они и кому служат? Народу или Муромцеву?».
В качестве примера нечистоплотности средств, которыми пользовался городской голова, П.И. Барышников пишет о неких 400 вагонах готового мела, доставшегося городу от прежнего арендатора: «Что же касается последней сдачи меловых гор, то надо отметить большое желание И.Г Муромцева сдать горы без торгов, которое он выразил в заседании соединенной комиссии»5. Но комиссия настояла на том, чтобы горы были сданы без торгов. Теперь мы видим, как выглядит закулисная сторона дела и куда гнул Муромцев. «Без торгов» и «сильное желание». Переборол ли он это «сильное желание»? Факты, приведенные в документах, доказывают, что нет. И даже напротив. Муромцев, иликто-тоиной, устроил такие «торги», которых как - будто и не было. Это всё былокакое-тоглумление над самой идеей торгов, над их существом. Вам захотелось торги? Хорошо - хорошо. Я вам устрою «торги». И устроил.
На торги, которые Муромцев не желал проводить, и которые были устроены на курьерских, явилось к нам из всех обширной Российской империи два лица из Белгорода и три из Харькова. Это и требовалось Муромцеву. На предвыборном собрании было заявлено, что Муромцев желал сдать горы непременно Ямпольскому и даже запугивал гласных тем, что «назначь-каторги, а Ямпольский обидится и гор не возьмет и тогда Белгород понесет огромные убытки»6.
«Куда ни поверни, везде высовывается в разных формах «усердие» Муромцева по отношению к Ямпольскому. И это «усердие», как шило в мешке, никак не спрячешь. ««Не я горы сдавал, а дума!» - сказал Муромцев, думая, что изрек великую истину и огородил себя каменной стеной».
Помимо этого, по мнению П.И. Барышникова, Муромцев для лоббирования выгодных для него и его окружения решений использовал и механизм прямого давления. За день-двадо заседания гласных объезжал «агент» и «разъяснял» им, как надо решать те или иные вопросы: «… ведь точно барин заказывает повару обед… Иному повару можно бы открыть кредит… на 10 000. А добрый барин приказывает на 70 000». От такой «нравственной грязи» по мнению Барышникова «… стоит в нашем городе вся физическая грязь».
Кроме этого Городской голова обеспечивал выгодные ему решения думы путем обхода законов. Так, в одной из статей Барышников писал, что в Белгороде не соблюдается принятый законом кворум: полное количество членов думы составляло 41 лицо, из них гласных – 35. По закону для кворума было необходимо не менее половины гласных (т.е. 18 человек гласных), а Муромцев открывал заседания при наличии 18 присутствующих, но не обязательно все они были гласными. Также он спекулировал и положениями закона об экстренных случаях (война, наводнение, землетрясение и т.п.). После начала первой мировой войны (1914-1818гг.) заседание думы иногда открывалось при любом составе гласных: «…где-тоза тысячу верст находится сейчас неприятель и на основании этого Муромцев «разъясняет», что значит теперь уже 2 или 3 человека могут составить думу… Находчивый голова! Словом, чем меньше гласных, тем для Муромцева приятнее».
По оценке Павла Ивановича «… в Белгороде не дума, где все равны между собою и где голова есть тот же гласный, но лишь первый по счету среди них. Нет. Здесь что-товроде гимназического педагогического совета… Где же тут самоуправление?».
По словам П.И. Барышникова «попробовал гласный П.И. Костенко протестовать против таких своеобразных «разъяснений». Его сейчас же посадили «оттуда». Там дело было так налажено, что можно сделать вывод, что Муромцев непогрешим. «Кто же наконец определяет кворум? Сама ли дума в лице собравшихся гласных? Она ли сообща решает этот вопрос или голова единолично?» – Спрашивает гласный Костенко. Голова ему отвечает, что решает всё он, он единолично. «Нет, в законе того не имеется. А таково мое личное мнение; мне так хочется и нравится».
Вот еще один пример того, что в Белгороде вовсе была не дума, а по словам П.И. Барышникова «муромский салон». В августе 1914 года Муромцев докладывал, что решил упразднить дешевую должность городского оспопрививателя и утвердил новую дорогую должность фельдшера. И выразился о том, что дума не поставит ему это в большую вину. «Что же ответила на это дума?», – удивлялся Павел Иванович – «право ломать и отменять утвержденную думой смету городскому голове не принадлежит; утверждать самовольно новые должности он не должен. Но раз голова сознает допущенную им неправильность, мы оставляем это дело без последствий, но просим господина Муромцева впредь так не делать».
Помимо этого, согласно фактам, приведенным в «Белгородских силуэтах», И.Г. Муромцев использовал свое влияние в думе, чтобы устранить и обезоружить своих конкурентов. К примеру, намерение белгородской думы построить в городе новые конюшню и казарму Барышников объяснял так: «… есть тут владельцы казарм и конюшен купцы Мачурины, вековечные антагонисты другого купца, головы Муромцева, и вечные кандидаты на должностью занятую Муромцевым. Дай-ка,мол, пугнем Мачуриных конюшней… и проектом постройки общественных казарм? Пугнем, чтобы они в думе посговорчивее были…».
Из всего вышесказанного понятно, что у Муромцева были непростые отношения с прессой, особенно с газетой «Белгородские силуэты». Опять-такипо данным П.И. Барышникова И.Г. Муромцев использовал в качестве оружия против критики в прессе обвинения в клевете и «придирался» к терминам. Так, в ответ на статью, напечатанную в газете «Новое время», при упоминании белгородского купца Окунева была употреблена характеристика «еврей». Муромцев сразу выдвинул обвинение в клевете. «Что это за странная обидчивость, – писал Барышников, – если среди евреев, как и среди других наций, есть дурные люди, то ведь из этого еще не следует, что нет хороших»15. Что собственно он нашел «позорного» в этом сообщении газеты, которое гласило, что «контракт по освещению был заключен с «евреем»?».
Чем же здесь унижена «честь» Муромцева? Или мы здесь можем наблюдать хитрое валяние дурака?
«Почему тот же Муромцев не считал для себя позорным сдать горы еврею Ямпольскому, мостовые – еврею Полякову, общественное заведение – еврейке Фельдман? Замешаны были евреи и в пожарную городскую команду. Почему сын Муромцева, русский по национальности, женился на еврейке, принявшей незадолго до свадьбы православие – и это было не позорно? А когда упомянули про еврея около электричества, это стало для него изумительным позором, окруженного евреями всюду».
Русский человек Муромцев обиделся на то, что его назвали «евреем». А настоящий еврей над этим только бы посмеялся. Это и в правду смешно. Почему другие нации не обижаются, а еврею нужно обижаться на слово «еврей». Он продолжает, но я переформулировала его своими словами, поэтому ссылку поставила выше
Вдругом случае, когда Муромцев в газете «Белгородские силуэты» был обвинен в растрате городских средств, связанной с установкой городских труб, его не устроил термин «лишние» трубы. Вот, например, в губернаторской канцелярии имеется документ, из копии которого следует, что на трубах городская касса понесла ущерб в размере 420 р. 82 к. Муромцев, по этому поводу, высказался так: «Начхать мне на убыток городской кассы. Как ты смеешь говорить «лишние»? Говори «не нужные»». По мнению головы, они были «ненужные». По этому поводу Барышников писал: «А удивительнее всего то, что вырисовываетсякакая-тонеобычайная щепетильность и изысканность в терминах, в названиях и полная неразборчивость в деяниях».
По мнению П.И. Барышникова, Муромцев негодовал по поводу издательской деятельности «Силуэтов». До сих пор «оклеветанный» он доставал деньги на адвоката из своего собственного кармана. Теперь же бюрократы придумали другой способ запустить лапу в городской сундук. Звучали такие реплики: «Эх, господа, господа! Зачем вы даете поводы трепать вашу «честь»? Вы её мараете, а не защищаете».
«Честь» штука тонкая. Когда Муромцев для целей всем нам известных сделал вид угнетенной невинности и завопил о чести – он из кармана вынимал свои деньги на адвоката. И это правильно, это прилично. Но когда бюрократы защищают свою «честь» за дарма, за счет денег, собранных с народа, это неправильно. Рыцарь, собирающий с нищих гроши, на защиту своей «чести», очень жалкий рыцарь…».
Водной из своих статей П.И. Барышников отмечал тот факт, что правый губернатор сильно не любил левого голову Муромцева, о чем неоднократно подчеркивалось и вдруг что-тослучилось,какое-точудо, заставившее сразу и моментально «полюбить», но даже на курьерских «утвердить» в должность головы, раньше всех сроков и несмотря на ряд протестов со стороны населения и обжалования гласных. «А за всё это будет отдуваться городская касса и карман плательщиков городских налогов».
Вцелом, по оценкам П.И. Барышникова в распоряжении городского головы Белгорода находился достаточный арсенал средств и приемов, которые давали ему возможность осуществлять незаконную, а часто и противозаконную деятельность и оставаться безнаказанным. Открыто обличала эти действия только газета «Белгородские силуэты», но здесь следует заметить, что она издавалась не в Белгороде (все белгородские издатели отказали Барышникову) и прекратила свое существование через семь месяцев после выхода первого номера. Причины прекращения выхода газеты не известны, но возможно, что и здесь не обошлось без вмешательства городских властей во главе с И.Г. Муромцевым.
Таким образом, среди основных механизмов реализации коррупционных действий, обличавшихся П.И. Барышиковым, можно выделить: спекулирование личными контактами (совместное времяпровождение – карты, обеды, оказание особых милостей отдельным членам думы); давление на членов думы, в том числе путем принятия в думе решений, затрагивающих материальные интересы конкурентов или несогласных с его политикой; давление на прессу посредством обвинений в клевете.

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ И ЛЕГАЛЬНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ЛИБЕРАЛЬНОЙ ПРЕССЕ РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ НАЧАЛА XX ВЕКА (НА ПРИМЕРЕ ГАЗЕТЫ «БЕЛГОРОДСКИЕ СИЛУЭТЫ» (1915-1916ГГ.))
И.О. Морозов Белгородский государственный национальный исследовательский университет

Одной из насущных потребностей развития российского общества начала XX в. была потребность в развитии и завершении модернизационных процессов, начатых еще в эпоху Великих реформ. Важной составляющей модернизации социально-политическойсистемы должна была стать ее либерализация. Немаловажное значение в этом смысле играло развитие системы местного самоуправления (земских и городских собраний, управ), а также развитие оппозиционных органов печати. Особый интерес может представлять оценка эффективности и легальности деятельности органов местного самоуправления г. Белгорода в либеральной газете «Белгородские силуэты», издаваемой в 19151916 гг. Павлом Ивановичем Барышниковым.
Источниковую базу исследования составляют пятнадцать статей П.И. Барышникова а также материалы Курского губернского жандармского управления.
В начале XX столетия Белгород не отличался оживленностью общественной жизни и самостоятельностью органов местного самоуправления. Белгородский краевед А.Н. Крупенков так оценивал их деятельность: «В основной своей массе дума была послушным инструментом в руках городского головы. Большинство белгородских гласных, как правило, по всем вопросам поддерживало любое предложение головы. Но были и исключения. Многолетний оппонент городского головы И.Г. Муромцева, педагог и публицист, гласный городской думы Павел Иванович Барышников чуть ли не всегда голосовал против городского головы и его инициатив».
Несмотря на то, что введение основ свободы слова после издания Манифеста 17 октября 1905 г. привело к появлению огромного количества газет, в том числе оппозиционных, в Белгороде в начале XX в. издавались только газеты, печатающие рекламу и объявления. Тем не менее, в 1915-1916гг. гласный Белгородской городской думы, член либеральной партии октябристов Павел Иванович Барышников начал издавать газету «Белгородские силуэты»2 Газета выходила без определенной периодичности, не печатала правительственные сообщения, рекламу и т.п. По мнению А.Н. Крупенкова, феноменальность «Белгородских силуэтов» состояла в том, что газета издавалась человеком, обладающим редкой гражданской смелостью: «Надо было иметь мужество издателю вступить в схватку один на один с самыми влиятельными людьми Белгорода: потомственными почетными гражданами городским головою Муромцевым и заступающим место городского головы Анцыревым, полицейским исправником Щабельским и местным «меловым королем» Ямпольским. На страницах «Белгородских силуэтов» П. И. Барышников поднимал самые злободневные вопросы. Это была необычная газета даже для своего времени».
Действительно, в основном в «Белгородских силуэтах» появлялись очерки, негативно характеризующие работу городских властей, проблемы общественного хозяйства Белгорода: «Барышников беспощадно бичевал городского голову и председателя городской думы Ивана Гавриловича Муромцева. Он был постоянным «героем» острых и злободневных очерков и фельетонов Барышникова». П.И. Барышников критиковал неэффективность деятельности городской думы и управы, нежелание гласных искоренять недостатки. Особое внимание Павла Ивановича привлекала фигура городского головы – Ивана Гавриловича Муромцева, который занимал эту должность с 1902 по 1917 гг. П.И. Барышников описывал многочисленные факты злоупотреблений Муромцевым своей властью.
Газета «Белгородские силуэты» в течение семи месяцев своего существования разоблачала городского голову, являясь постоянным оппонентом действующей власти. Например, в одной из статей П.И. Барышников отмечал, что И.Г. Муромцев как «левый» голова не был любим Курским губернатором. Судя по одному из донесений Курского губернского жандармского управления, Муромцев в конце 1905 – начале 1907 г. действительно позиционировал себя как либерал. Но, по определению автора донесения подполковника Дацевича, «этот человек, благодаря своему малому образованию, вряд ли мог отдавать себе ясный отчет… в убеждениях партий, он… следит за тем, чтобы ему больше «помяли шапку», т.е. кланялись, а это сравнительно легко достигалось… наружным видом прогрессиста либерала городского головы»6. Видимо, к 1914 г. наблюдается отход Муромцева от т.н. «левых» позиций. Согласно упомянутой статье Барышникова «правый» курский губернатор утвердил Муромцева в должности ранее всех сроков «несмотря на целый ряд протестов населения и обжалования гласных». В благодарность Муромцев забрал из белгородских казарм солдатские кровати и за общественный счет отправил их из Белгорода в Курск. Тем самым он вынудил город затратить несколько тысяч на покупку леса и строительства из него «диковинных падающих «нар»». Барышников с негодованием писал, что за «… это беззаконие и трескучее фразерство отдувается пока только городская касса и карман плательщиков городского налога…»7. Тема «падающих нар» поднималась Павлом Ивановичем и в других статьях, где их устройство характеризовалось как «особый вид легкомыслия»8, автор также намекал, что от падения этих нар в казармах пострадало 25 солдат.
В другом очерке Барышников критиковал формальное отношение Муромцева к своим обязанностям. 8 октября 1914 г. городская управа утвердила новые тарифы за проезд извозчиком. Пароконному извозчику было назначено 30 коп. и ему же на резиновых шинах – 35 коп. Одноконному извозчику за проезд полагалось брать 15 коп., а если он на резиновых шинах, то почему-то30 коп. Т.е. соотношение разницы в цене на обычных и резиновых шинах для одноконного извозчика было в разы выше. Такую работу П.И. Барышникова охарактеризовал как «водевиль»10. Но когда к городскому голове обратились за разъяснениями, то он ответил что это «ошибка». Подобное отношение автор оценивал как «необдуманность, нелепость… отсутствие серьезного отношения к делу…».
Значительная часть очерков, помещенных в «Белгородских силуэтах» посвящена описанию откровенных злоупотреблений, творимых Муромцевым и его окружением. Так, описывая «плачевность» состояния «электрического освещения» в Белгороде, Барышников подчеркивал, что при покровительстве Муромцева «частные заводики и заведения» освещались городским электричеством по 10 коп., хотя местной станции оно обходилось в 20 коп., а домовладельцы платили по 30 коп., но и за эту плату электричество они получали с перебоями. Павел Иванович задавался вопросом «… что же это за общественное хозяйство, когда хозяева оказывают всякие милости и благотворение десятку счастливчиков, а нескольких сот обывателей дерут и душат как сидоровых коз?..»12. В другой статье Барышников в ироничной форме описывал случай 1910 г., когда некий подрядчик Уваров якобы подарил городу 19 000 кирпича, но оказалось, что он ничего не дарил, а тайно продал кирпич на сторону. При этом он подал в думу прошение об уплате ему за подаренный городу кирпич. Под давлением И.Г. Муромцева дума «примирительно» согласилась заплатить Уварову 127 р. вместо 450 р.13 Еще в одном очерке Павел Иванович обличил факт присуждения Муромцевым единственной, учрежденной городом стипендии для бедных, «бедному» бухгалтеру управы Аболдуеву, занимавшемуся перепродажей домов.
Достаточно большая по объему статья была посвящена теме аренды меловых гор в 1912 г. Здесь П.И. Барышников описал целую серию нарушений и злоупотреблений. Дело касалось сдачи в аренду западной части белгородских меловых гор некоему Льву Ивановичу Ямпольскому, протеже И.Г. Муромцева. Дабы решить вопрос в пользу Ямпольского, Муромцев опубликовал объявление о начале торгов не в местной, а в столичной газете. В итоге конкуренты Ямпольского узнали о начале торгов только за три дня до их начала, и в них участвовали всего 5 человек. Вопрос об аренде был решен в пользу Ямпольского, хотя он предложил более низкую цену (по подсчетам Барышникова меловые горы были сданы за 56 000 р., хотя могли приносить городу ежегодный доход в 101 000 р.). При этом дума постановила дарить лично Ямпольскому по 36 000 р. ежегодной премии. Помимо этого, Ямпольскому также бесплатно достались 400 вагонов мела от прежнего арендатора, т.к. несмотря на постановление городской думы «уплатить» за них, после ряда походов «с заднего крыльца» к Муромцеву, вопрос был улажен. Более того, Ямпольский впоследствии сдал горы другим владельцам.
В качестве гласного городской думы и члена школьной комиссии П.И. Барышников принимал участие в проверке учебных заведений. Увиденное им нищенское состояние школ глубоко возмущало его. В одной из статей он описывал плачевное состояние белгородских школ и главную причину этого видел в том, что власти не уделяют внимания просвещению: «Что же делает наше богатое заботливое градоуправление для своих семи училищ, для своих учителей...? Сколько оно от своих щедрот из 4.000.000 бюджета выписывает им педагогических журналов, какую отпускает на это сумму? Ни одного журнала! Ни одной копейки! Таков золотой школьный век в нашем городе под управлением управы, отрекшейся в апреле 1915 г. от всякого собственного образования»16.
Негативную оценку П.И. Барышникова вызывала и манера Муромцева вести заседания городской думы: «В белгородской думе уже давно свистят кнуты. Каким кнутом приветствовал Муромцев гл[асного] Чепулевича, указывая на 60 руб. жалованья и на дома, будто бы нажитые из «этого содержания», — мы знаем. А вот еще правый гласный Свешников просит слова. И Муромцев как плеткой рубит: «Не даю вам слова. Может быть, вы здесь сейчас скажете: долой самодержавие и да здравствует республика. Это бросается в лицо правому. Ради чего?».
А вот выдержки из статьи «Муромцевский кворум»: «Чем малочисленнее дума, тем для городского головы Муромцева лучше. Поэтому в Белгороде соблюдается не тот кворум, который установлен для думы законом, а тот, который облюбовал и изобрел для себя Муромцев. И выходит в Белгороде не дума, где все равны между собою и где голова есть тот же гласный, но лишь первый по счету из них.».
По оценкам исследователей, острые, критические статьи и фельетоны, вызывали «бурную реакцию в тихом городке – положительную у рядовых граждан и резко отрицательную у власть предержащих». Негативная оценка деятельности белгородских властей не могла не вызвать резкой ответной реакции. Вот один из таких фактов: «В одном из своих очерков П.И. Барышников писал о реакции гласных на его критику: «Заткнуть ему горло! – кричали в белгородской думе 8 лет тому назад. Показать ему критику!» По законам белгородской головобоязни критика «не допущается».
Таким образом, можно констатировать, что либеральная пресса (в лице П.И. Барышникова) оценивала деятельность местных органов власти (в лице городского головы И.Г. Муромцева) крайне негативно. По мнению П.И. Барышникова, главной составляющей деятельности городского головы И.Г. Муромцева была коррупция. В этом издатель «Белгородских силуэтов» видел главную причину неэффективности и неустроенности общественного хозяйства Белгорода в указанный период П.И. Барышников взял на себя роль обличителя. Он выявил факты злоупотреблений во многих сферах городского хозяйства такие как: растрата казенных средств и казенного имущества в личных целях, разнообразные финансовые махинации, лоббирование интересов третьих лиц, халатное исполнение профессиональных обязанностей и др. Будучи гласным городской думы, П.И. Барышников тщательно изучил материалы ее деятельности и попытался в своих статьях осветить не только недавние факты злоупотреблений, но и эксцессы, имевшие место за несколько лет до начала выхода «Белгородских силуэтов». Тем самым он видимо, пытался привлечь внимание населения к долговременности этой проблемы. В целом, наличие в Белгороде начала XX в. коррупции в органах местной власти было следствием несовершенства их организации. В этом смысле Белгород представлял собой один из пример общероссийской тенденции.
«Белгородские силуэты» – страница истории либеральной прессы г. Белгорода, а также источник фактов о деятельности органов местного самоуправления в провинциальном Белгороде начала XX века. По справедливому замечанию А.Н. Крупенкова и Б.И. Осыкова, «из очерков, рассказов и заметок П.И. Барышникова мы узнаем, с каким успехом до 1917 года процветали взяточничество, очковтирательство, приписки, бюрократизм, местничество. Очередные номера «Белгородских силуэтов» никогда не залеживались на прилавках киосков, передавались из рук в руки, из дома в дом, люди зачитывались острокритическими материалами, в которых автор беспощадно бичевал виновников беспорядков, невзирая на чины и личности».
Такая оценка деятельности органов местного самоуправления, изобличающая их неэффективность и нелегальность, не могла не способствовать либерализации и модернизации социально-политическойсистемы в целом. Однако данный исключительный пример воздействия либеральной прессы на общественное устройство провинциального города был недолговечным: газета просуществовала всего семь месяцев. По мнению исследователей, «городские власти нашли способ расправиться с неугодными им «Силуэтами», поскольку попыток возобновления выпуска своего детища издатель больше не предпринимал».



В 1917 году Ивану Гавриловичу пришлось бежать из Белгорода в Харьков от большевиков. Дом Муромцевых, который остался в Белгороде, впоследствии прихватизировали и снесли. Сын Ивана Гавриловича был адвокатом, вырастил троих сыновей – врача, архитектора и художника. Двое из них укоренились в Харькове, а один переехал в Москву.
Мой дед породнился с сословием священников и мещан в результате чего, родился мой отец. Дед был женат 3 раза. Его 2я жена Инна была немкой с довольно известной в Харькове и благородной фамилией Гельферих В 1941 году ее забрали из дому без суда и следствия и больше о ней не осталось ни следу, ни каких-либо сведений. Просто потому, что она была немкой. Как крымских татар выселяли в 1942 году из Крыма, так поступали и с немцами, давно жившими на этих территориях.
О прадеде я уже писала – его также без суда и следствия забрали в 1937 году и расстреляли за то, что был священником.
По материнской линии обе ветви родителей были крестьянскими. Вот почему, если б не было революции, судьбы моих родителей вряд ли бы пересеклись. Мамин отец (мой дед) был потомком русских крестьян, переселенных какой-то царицей на юг Харьковской области. Монархиня выгнала тогда целое село за вольнодумство. Корни бабушки (маминой мамы) тоже крестьянские. Причем, их украинскую фамилию Середа русифицировали в Середин(а). Бабушка росла в большой семье – из 9 детей и еще 8 было сводных. Во время Голодомора пятеро ее родных братьев и сестер умерли от голода.
В послевоенное время, слава богу, не было таких кровавых эксцессов в роду, но и радоваться достижениям социализма особо не приходилось.
Пока что ни одному из поколений предков и мне также не досталось тихой и спокойно жизни, увы.
профиль

Лебедин. Персоналии и памятники.

Маршруты по Сумам и Путивлю я планировала заблаговременно и самостоятельно, в Сумах мой маршрут немного скорректировал брат, а вот в Лебедине у меня были проводники, почти что коренные жители города - мои дядя с тетей. Они очень ответственно отнеслись к поставлненной задаче - показать город, а повстречавшиеся по дороге местные жители и знакомые еще немного помогли советами :). В ходе прогулки-экскурсии я была приятно удивлена тем, как много всякого разного талантливого народу здесь родилось, жило и приезжало, википедия не даст соврать :). Хоть в городе сейчас и проживает около 26 тыс. человек, но он имеет богатую и давнюю историю.
Памятник лебедям - основателям названия города напоминает о дате зарождения Лебедина.

Слобожанщина. Лебедин, памятник лебедям

Collapse )