October 24th, 2015

bianka

Культура сомнения? Нет, не слышал.

Увы, совковое образование у нас все еще остается...

Оригинал взят у yanson в Культура сомнения? Нет, не слышал.
http://www.gq.ru/magazine/columns/82277_kultura_somneniya.php

Культура сомнения.

Писатель Саша Филипенко привык к тому, что в России никто ни в чем не сомневается, но все же считает, что этот «вирус истинности» опасен.

Я переехал в Россию десять лет назад. В тот год моя бабушка сказала, что любой образованный молодой человек просто обязан пожить в Санкт-Петербурге. Я мог отправиться на обучение в прекрасную Прагу, выбрать Варшаву или чудесный Краков, но я отчего-то послушал ее.

Стоял октябрь, шел мокрый снег. В первый же день меня чуть дважды не сбили на пешеходном переходе. Я видел спор с применением холодного оружия и старушку, которая спрашивала у водителя автобуса, как сыгра­л «Зенит». Я видел стаю ­бездомных собак в центре города и сотни зданий, которые находились в таком плачевном состоянии, что должны были вот-вот рухнуть и превратиться в пыль.

В общежитии меня поселили с двум­я японцами, и после недели международного сожительства я чуть было не оправдал взрывы в Хиросиме и Нагасаки, но, к счастью, не сделал этого, потому что вовремя арендовал квартиру. Моя первая квартира на Сенной площади была... впрочем, хочется верить, что после трех лет у психо­аналитика я сумел вытеснить воспоминания о ней. В общем, как вы уже догадались, мой переезд в Россию был полон потрясений, но главное из них, как я теперь понимаю, ожидало меня в области языка.



До переселения в самую ­большую страну мира, во время ­обучения в Европейском гуманитарном университете, преподаватели учили меня одному очень простому правилу: всякое высказывание следует начинать со слова «вероятно». «Вероятно, то-то и то-то, вероятно, так-то и ­так-то». Мы никогда ничего не знаем. Мы далеки от истины. Мы можем лишь предполагать. Во время дебатов мы лишь высказываем свою точку зрения, и она, вполне возможно, неверна. «Вероятно, — настаивали мои учителя, — остается единственно допустимым портом отправления любой мысли». Все, что мы можем, — колебаться и задавать вопросы. Я сомневаюсь — значит, я существую. Признаться, я до сих пор остаюсь приверженцем этого абсолютного и ежесекундного сомнения.

Так вот, когда я перебрался в Россию, то тотчас столкнулся с оборотом «на самом деле». Почти все здесь начинали фразу с этого словосочетания.

«На самом деле в Европе все геи», «на самом деле судьи ненавидят нашу футбольную сборную», «на самом деле Киркоров гей», «нет, он нет, на самом деле гей тот, что блондин», «на самом деле мы Богом избранный народ». Если вы не верите моему наблюдению — проведите собственный эксперимент: в течение недели послушайте своих коллег, друзей, родственников. Прислушайтесь, в конце концов, к себе. Смею полагать, что эти самые «на самом деле» вы услышите гораздо чаще, чем вам сейчас кажется.

Со временем я привык к тому, что почти никто здесь ни в чем не сомневается.Collapse )