February 24th, 2015

ааааа

23 февраля - кровавая дата

71 годовщина кровавой депортации чеченцев: 23 февраля 1944 года русские подрывали чеченцев на минах, отрезали головы, сжигали, топили, травили

Морозным утром 23 февраля 1944-го все взрослые (мужчин было не так уж много, шла война) были вызваны в места коллективных сборов: клубы, школы, на городские и сельские площади. Был день Красной Армии, и люди, ничего не подозревая, пребывали в праздничном настроении. Так, с коварства и подлости, началась чудовищная акция. По всей территории Чечено-Ингушетии, на фоне нацеленных автоматов и пулемётов, оглашался указ-приговор о депортации чеченцев и ингушей.

Затем более чем 100-тысячный контингент специально организованных для этой акции русских солдат бесцеремонно начал врываться во все дворы мирного, безоружного чеченского и ингушского населения. На сборы людям давалось всего 10–15 минут.

После этого всех тех, кто был не в состоянии быстро подчиниться, то есть немощных стариков, детей и женщин, выгоняли из домов, больных сбрасывали с больничных коек. За проявление недовольства – расстрел! За попытку к бегству – расстрел! За неправильно понятый приказ – расстрел! Приказы объявлялись по-русски, хотя многие чеченцы этот язык не понимали.

После расправы над обманутыми началась охота за оставшимися жителями. После первых же дней этой варварской акции убитыми людьми были усеяны горы и равнины, города и сёла. Их находили везде: в опустевших домах, в постелях, во дворах, на дорогах, на тропинках, в окрестностях сёл, в оврагах, на опушках леса. Русские подрывали чеченцев на минах, сажали на кол, отрезали головы, сжигали, топили, травили.

Пригодные для употребления продовольственные припасы обливались керосином и сжигались, а вместо них разбрасывалась отравленная пища, жертвами употребления которой становились преимущественно голодные дети, которые не понимали, почему нельзя есть чистые и аппетитно пахнущие продукты питания. Только в одном Галанчожском районе в дни осуществления акции выселения было убито более 7 тысяч чеченцев.

«Транспортабельную», по определению русских, часть населения отправляли на железнодорожные станции, а там сразу же погружали в холодные эшелоны для перевозки скота. Многократно переполненные вагоны были забиты мужчинами, женщинами, детьми, стариками, невзирая на их пол, возраст и культурные традиции чеченцев и ингушей. Начиная с вечера 23 февраля, эшелоны, забитые до отказа невольниками, начали отправлять в Казахстан, Киргизию, Западную Сибирь.

На заснеженной «Дороге Смерти», которая продолжалась до 20 суток, остались лежать тысячи трупов. В первые морозные недели депортации от голода, холода и болезней погибло около 70 тысяч человек.

Всего, за весь период изгнания, погибло около 200 тысяч чеченцев и 30 тысяч ингушей. Погиб почти каждый второй чеченец или ингуш. Из 29 тысяч чеченцев-аккинцев, проживавших в Дагестане, погибло 20 тысяч человек.

Народ уничтожался не только физически. В Грозный со всех концов республики свозились древние рукописи, религиозно-философские трактаты, древние манускрипты чеченцев и ингушей о своём происхождении, литература из частных библиотек и архивов. Все эти бесценные документы несколько суток сжигали в центре города.

В горах уничтожались этнографические памятники, кладбища, сотни тысяч надгробных стел разбивались на части и вывозились для строительства дорог, мостов и хозяйственных построек. Подверглись уничтожению даже стелы с античными греческими надписями. Только лишь на территории Аргунского ущелья русские взорвали до 250 древних и средневековых каменных башен и замков.

В результате архивных и полевых расследований, опроса свидетелей и непосредственных участников акции выселения стал известен ряд фактов военных преступлений 1944 года.

Collapse )

При анализе бессмысленной и безмерной русской жестокости неизменно возникает один и тот же вопрос: В чём причина варварства? Читая хроники, написанные самими же русскими в 19 веке, материалы депортации 60-летней давности, сегодняшнюю кровавую хронику в Чечне, везде видим те же элементы безмерной жестокости и всяческие попытки унизить свою жертву. Непонятно, почему живых людей непременно нужно пытать, топить, сжигать, резать, рубить, закапывать? Хоть бы это грязное дело делали более «гуманными» средствами, расстреливая, например.

Зачем они себя так ведут? Чего не хватает этим русским? Земли, что ли? В чём смысл их жестокости и этой наглой, бесцеремонной и бесконечной лжи?! Зачем вести себя так, чтобы тебя обязательно возненавидели? Это же бессмысленно. Это просто глупо с практической точки зрения. Неужели ответ и на этот вопрос кроется в загадках русской души? И неужели нет никаких надежд для прогресса русского национального гуманизма? Почему гуманизм в России – всего лишь удел диссидентов?

Лема Усманов (Непокоренная Чечня)